Итальянское каприччио  П. И. Чайковского.

Итальянское каприччио, вошедшее в Опус 45, композитор называл поначалу "Итальянской фантазией" и задумывал, как глинкинские Испанские фантазии - тот же стиль, те же свободные принципы развития народных мелодий. Но постепенно различия стали очевидны, и Чайковский переименовал произведение. В оркестр входят струнные и арфа, но доминирует усиленный состав духовых и ударных, поскольку эта инструментальная музыка - не что иное, как изображение уличного карнавала, веселого и ликующего праздничного шествия, которое и вдохновило Чайковского на создание каприччио.

Петр Ильич часто испытывал затруднения с финансами и лишь только благодаря поддержке своего друга и меценатки Надежды фон Мекк, был в состоянии отвлечься от материального насущного и полностью посвятить себя творчеству. Она же воплотила давнюю мечту композитора - посетить Италию, профинансировав его поездку. Несмотря на то, что композитор приехал в страну в разгар зимы (декабрь 1879 года), впечатления от увиденного он получил колоссальные.

Время его визита совпало с карнавалом. Рим с его весельем и неутомимой кипучей жизнью, когда уличная толпа постоянно устраивает праздники, потряс Петра Ильича. И, в первую очередь, он увидел, что люди делают это для самих себя, поэтому отмечал в письмах на родину, что непременно должен запечатлеть эту непринужденно-искреннюю атмосферу.

Там же он приступил к работе и с середины декабря по начало февраля музыка была готова в черновом варианте. Как рассказывал сам композитор, он использовал темы из печатных сборников и мелодии, которые он слышал непосредственно в Риме. Вернувшись весной домой, Чайковский сразу же отправился из Петербурга на Украину к сестре (в Каменку) и там, не отвлекаясь, к середине мая оркестровал произведение.

Через год после начала работы над произведением, оно было вынесено на суд публики - в декабре 1880 года Москва впервые услышала Каприччио (дирижировал Н. Рубинштейн), а через три недели - и Петербург (Э. Направник). Простые слушатели встретили симфоническое произведение очень благосклонно, но критика относилась более сдержанно. Если московская просто ограничилась корректным указанием на "грубость" и плохой тематизм, легший в основу произведения, то пренебрежение петербургской критики не знало меры - это, по мнению меломанов, была музыка "для дачи", не имеющая никакой художественной ценности.

Начинается произведение с "кавалерийского сигнала" - эти звуки Чайковский слышал каждый вечер, поскольку отель "Констанца", где он жил, соседствовал с казармами кирасиров. Когда появляется лирическая тема, не узнать Чайковского просто не возможно, итальянская музыка в его интерпретации чем-то напоминает русскую. Затем возвращается медленное фанфарное звучание.

Однако узнаваемых итальянских мелодий тоже много. Танцевальная легкая музыка с упругим ритмом, тем не менее, звучит не по-народному просто, она вполне могла бы звучать на балах. Но используется абсолютно разные темы - тут и тарантелла, и подобие вальса, и музыка, явно символизирующая шествие. Структура этого одночастного произведения строится по принципу сквозного развития и танцы органично сменяют друг друга, причем Чайковский старается чередовать быстрые и медленные эпизоды.

Празднество (а музыка вместе с ним) набирает силу, оркестр звучит более мощно, бесконечные переклички в его составе увлекают вихревое движение и приводят к кульминационному финалу. Но время рассудило, кто прав, и блестящее, оригинальное и самобытное произведение вошло в симфонический репертуар почти всех отечественных филармоний и коллективов. Существует множество аудио- и видеозаписей различных составов. Если с художественной точки зрения можно поспорить о том, что это - пусть и достойное, но не самое лучшее произведение автора, то даже современные слушатели отмечают техническую сложность произведения и большую виртуозность музыки.

 
   
 
 
   
 
 
Спонсоры театра: Look through news about Max Polyakov on this website