Рецензия на постановку «Иллюзии» в театре «Практика».

В Московском театре «Практика»  состоялась премьера новой пьесы Ивана Вырыпаева «Иллюзии» в авторской постановке.  Умирающий старик, проживший с женой в счастливом браке долгую жизнь, перед смертью произносит жене долгую речь с признанием в любви.  Спустя год находится при смерти жена старика, которая в свой черед приглашает друга семьи и признается ему в любви длиною в жизнь.

Друг, по возвращении домой признается своей жене в том, что все года прожитые с ней любил не ее, а своего друга, но осознал это только сейчас. А жена в свою очередь, открывает ему свой секрет – она любила всю жизнь их друга, того самого старика, с истории которого начинается история. Правда, потом оказывается, что эта женщина обманула мужа, что бы ему отомстить. Такая витиеватая сюжетная линия проложена лишь в начале пьесы «Иллюзии».

На сцене практически нет декораций, кроме трибуны и четырех стульев. Костюмы героев тоже условны, актеры играют в том, в чем могли бы прийти с улицы. Но все  это не важно, концентрация зрительского внимания сосредоточена на выходящих по очереди к микрофону актерах, которые рассказывают истории о двух семейных парах, проживших всю жизнь друг с другом.

Текст написан так, что его не нужно играть, интерпретировать и домысливать, так и нужно – рассказать зрителям, глядя в глаза. Не представляется, как можно было поставить эту пьесу иначе.  «Иллюзии» были написаны для немецкого театра города Хемница, где премьера состоялась на день раньше чем в Москве.  Все тексты Ивана Вырыпаева наполнены возвышенным смыслом. Не случайно место, с которого произносятся тексты в «Иллюзиях» напоминает кафедру, а резонирующий звук в микрофонах заставляет подумать о проповеди.

Способ изложения в спектакле – эпическое отстранение, ритм чтения текста, повторы,  наводят на мысль о главной книге. «Иллюзии» можно принимать просто как забавную историю, у автора и режиссера отличное чувство юмора и он не тяготеет к проповедям. Да и финал пьесы построен противоположно ее началу -  выводом: когда люди признаются друг другу в любви, правду не отличить от вымысла, доверять не стоит как чужим признаниям, так и своим, ведь обман так легко превращается в самообман.

Хотя иллюзорность, о которой говорит автор пьесу, совсем не в обманчивости чувств. Способ повествования для Вырыпаева важнее мелодраматической ситуации, а общение со зрителем – важнее поэзии. Смысл  «Иллюзий», как пьесы для театра, кроется в возможности выхода актеров к зрителям и, смотря им в глаза рассказать историю.

Рецензия на постановку «Иллюзии» в театре «Практика».
 
   
 
 
   
 
 
Спонсоры театра: