Рецензия на постановку «Неподвижные пассажиры» Филиппа Жанти.

Филипп Жанти показал «Неподвижных пассажиров» на гастролях в Москве. Это новая версия его «Неподвижного путника». Спектакль встретили восторженно, однако те, кто ранее уже видел постановки Жанти, чувствовали недоумение. Спектакль призван был уставить связь между собой и сознанием зрителя, пробудить ассоциации, достучаться до самого сокровенного. Прием остался просто приемом, даже актеры выглядели как сломанные куклы, не говоря уже о бутафории.

Видимо, труппа просто устала играть одни и те же эмоции. Возможно, изменилось восприятие спектакля. Но, скорее всего, так на актеров подействовало то, что режиссер по состоянию здоровья не смог приехать с труппой. Вместо него была его жена и соавтор Мэри Андервуд – они с Жанти уже 40 лет вместе. Но все же играть, когда рядом нет Мастера – это испытание.

Когда-то Жанти был кукольником, у него был свой кукольный театр, но в середине 80-х годов он отошел от дел, и начал создавать масштабные зрелищные постановки, где причудливо переплетались куклы и живые актеры, танцы и цирк, слова и пантомимы. Все просто и открыто, по-своему очаровательно, совсем несекретно, но, в тоже время, таинственно.

Когда режиссер начинал работать еще над «Неподвижным путником» более 15 лет назад, он хотел показать переживания одного человека, который путешествует по своему внутреннему миру, ищущего свое «я». Но потом, со слов самого Жанти, один человек трансформировался сначала в несколько персонажей, а затем и во все человечество.

Восемь персонажей, путников (в первой версии их было семь), тех, кто движется через время и пространство. Они неподвижны, но втянуты в бесконечную цепь событий и обстоятельств, которые постоянно меняются. Они путешествуют через время и пространство, через одержимости, конфликты, страхи и восторги. Но остаются неподвижными, сколько бы ни передвигались по миру.

Ведь истинное движение возможно лишь внутри себя. Слов в спектакле мало, и они звучат на разных языках. Шуршащие листы оберточной бумаги, которую покупают в одном и том же магазинчике уже много лет, проходят через весь спектакль. Бумага шуршит и сопровождает героев на протяжении всего представления. А в конце она становится решающим штрихом.

Герои заворачивают в нее друг друга, и хоронят. Но в последний момент каждому удается вывернуться из бумажной могилы, число персонажей не уменьшается. Но стоит подуть откуда-то ветру, и людей вместе с бумагой уносит, равняя с обычным мусором. Этим Филипп Жанти хочет показать, что от нас ничего не остается.  То, что только что было живым, становится недостижимым.

 
   
 
 
   
 
 
Спонсоры театра: