Рецензия на постановку "Руслан и Людмила". Премьеры не получилось.

Во время премьерного показа "Руслан и Людмилы" в Большом театре разгорелся скандал. Публика вела себя безобразно, выкрикивая цитаты особо хлестких комментариев, появившихся во Всемирной паутине после того как накануне, во время "прогона", неизвестный заснял фрагменты спектакля, выложил в сеть, а телевизионные каналы растиражировали. Общественность так и не пришла к единому мнению, что же это было - ориентация на западный оперный мир, насыщенный скандалами, или хорошо спланированное действо, проплаченное недоброжелателями. Некоторые вообще склонны считать, что это дело рук режиссера.

В результате, гораздо больший ажиотаж вызвало обсуждение скандала и смакование подробностей, чем само представление. Оперный спектакль с нетрадиционной трактовкой вполне мог бы стать культурным событием. Концепция постановки такова: похищение невесты Руслана рассматривается с точки зрения массонства. Волшебники Фин и Наина - по-семейному соперничающие боги, наподобие Зевса и Геры. Людмиле делают укол, и такое медикаментозное вмешательство выводит ее из забытья. Происходит своеобразная стилистическая мистификация, которой присущи одновременно и трепетность интонации, и саркастические оттенки.

Во время второго представления публика вела себя более сдержанно. Интересно, что у оперы не все так гладко и просто складывалось и изначально, она была встречена не то, что без восторга, а, скорее, даже с недопониманием. Работа над ней началась Глинкой в 1837 году и в ноябре 1842 года "Руслана" поставили на сцене петербургского Большого театра. Публика оказалась не готовой к новаторским идеям композитора, его уходу от оперных традиций итальянской и французской школ. Привычные формы и сцены Михаил Иванович наполнил новым содержанием, а музыка преобразилась до такой степени, что вышла за границы сугубо аккомпанемента и приобрела вполне самостоятельное значение.

К тому же, внезапное заболевание певицы вынудило взять на главную роль неопытную исполнительницу. И точно так же, как в нынешнее время, в раздувании скандала сыграла свою роль пресса. Более того, критиками неоднократно выдвигались мнения о несценичности данного произведения, вынуждая композитора к переделке партитуры и сокращениям, нарушающим логику развития. Впоследствии В. Стасов, один из приверженцев и защитников первоначальной концепции оперы, назвал ее даже "мученицей".

 
   
 
 
   
 
 
Спонсоры театра: