Рецензия на постановку Серебренникова "Золотой петушок". 

Жанр "Золотого петушка", сказочной оперы Римского-Корсакова, как указано в партитуре - "небылица в лицах". Опера состоит из трех действий и содержит пролог и эпилог. Либретто написано В. Бельским по мотивам "Сказки о золотом петушке" Александра Сергеевича Пушкина. Либреттист тесно сотрудничал с композитором и кроме "Петушка" написал сценарии к нескольким его операм. Текст сказки Пушкина сохранен в опере с минимальными изменениями, но были сделаны значительные дополнения, написанные в стиле оригинала.

Например, кроме четырех главных действующих лиц, существующих в сказке (царь Додон, Звездочет, Шемаханская царица и Петушок), в оперу ввели двух новых персонажей: Воеводу и Ключницу, а царевичи обрели имена: Афрон и Гвидон (второе взято, как не сложно догадаться, из другого произведения Пушкина - "Сказке о царе Салтане"). Сюжет был поделен на три части, действие, соответственно, происходит в палатах Царя, в стане Шемаханской царицы, и снова переносится в предместье столицы. Обрамляет действие оперы пролог и эпилог, которых также не было у поэта.

В них единственное действующее лицо - Звездочет, который здесь повествует "от автора" и  выводит мораль. В сентябре 1909 года произошла ее первая постановка под управлением Э. Купера в московской Опере Зимина, а через полтора месяца - еще одна, в Большом театре, под управлением В. Сука. Роль Шемаханской царицы исполнила знаменитая оперная певица Антонина Васильевна Нежданова.Новая постановка оперы Римского-Корсакова вызвала жаркие дебаты и споры общественности и критиков. "Золотой петушок" является второй работой такого масштаба за время работы Кирилла Серебренникова в театре.

Как считают некоторые театральные критики, данная постановка Серебренникова стоит в одном ряду с другими его поставленным спектаклями - "Околоноля" и "Отморозки", которые, в некотором роде, можно даже считать своеобразной трилогией. Все три постановки объединяет одна концепция Серебренникова - это спектакли о власти, позволяющие посмотреть на нее с диаметрально противоположных сторон. Многие критики считают оперу в постановке Серебренникова проблемной, не лишенной шероховатостей трактовки.

Сам петушок ассоциируется с двуглавым орлом, царь Додон - сборный образ политика, в нем угадываются черты Брежнева, Ельцина, Медведева и этакого царя-батюшки; как его окрестил Николай Берман, "Леонид Ильич Ельцин".  В целом же, можно сказать, что новый "Золотой петушок" даже балансирует на грани, так как едва ли не впервые на российской сцене осмеивается государственность и госсимволика, причем, кое-кто из обывателей даже недоумевает - почему не начались судебные процессы?

Показательно, что еще самую первую премьеру 1909 года предварял анонс "Русских Ведомостей" от 16 июля 1908 года, о том, что на Императорских сценах опера "Золотой петушок" была запрещена и в следующем сезоне она будет поставлена "в театре господина Зимина". То есть, смысловая многозначность и острополитические моменты не показались некоторым, не были придуманы Серебренниковым, а были заложены еще создателями оперы, и были актуальны как тогда, так и сейчас.

К положительным моментам постановки можно отнести ряд находок Серебренникова. Например, интересно режиссерское видение Звездочета - тот предстает перед нами в образе этакого Мефистофеля. Конечно же, красного плаща и рожек на голову ему не одевают, но это подразумевается. В мастерском исполнении Маторина, Царь Додон не выглядит лубочным клише, а едва ли не впервые предстает перед зрителем, как грандиозная трагическая личность.

Интересна трактовка в новой постановке самого Петушка. Еще у Римского-Корсакова этот образ подразумевает некоторую "механичность" (музыкально это хорошо передают "искусственные лады" и механистически-четкая ритмичность). Но если изначально Петушок - скорее, заводная игрушка, ожившая при помощи некого колдовства, то у Серебренникова тема гаджетов развита до предела и прослеживается некая связь с нанотехнологиями Сколково.

Известно, что хороший режиссер должен чувствовать разношерстность музыкального материала и уметь с ним работать. Определенную сложность у всех, без исключения, режиссеров вызывает второй акт оперы, который музыкально и стилистически существенно отличается от окружающих его первого и третьего. Если крайние части написаны в одной манере, просты и понятны, то витиеватая музыка среднего из трех актов своими многочисленными модуляциями подразумевает какое-то действие, стремление, развитие.

А вот придумать, что же именно должно происходить на сцене под сопровождение данного аудиоряда - страшная морока для оперного режиссера. Самое главное, как считает Дмитрий Ренанский, - это то, что режиссер и дирижер поняли друг друга и музыкальное сопровождение спектакля вполне отвечает концепциям Серебренникова, а сам постановщик, несмотря на все допущенные промахи, демонстрирует качественный профессиональный рост, как оперный режиссер.

Рецензия на постановку Серебренникова Золотой петушок.
 
   
 
 
   
 
 
Спонсоры театра: