Рецензия на постановку «Сказки Гофмана». Триллер на сцене театра.

 

На прошлой неделе прошла премьера новой постановки в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. В последние 10-15 лет музыкальные театры приучили зрителя к спектаклям, отдаленно напоминающим творения оперного жанра, а скорее похожие на триллеры или «ужастики».

 Но эта премьера Московского музыкального театра явилась приятным исключением. Правда в начальной и финальной сценах занавес обнажал совершенно пустую сцену, но это режиссерское решение режиссера Александра Тителя совершенно не повредило «Сказкам Гофмана», тем более что Валерий Левенталь, художник-постановщик спектакля, создал потрясающую сценографию.

На этом фоне пустая сцена пролога и эпилога наводит на мысль, что любое театральное действо порождает иллюзию, но даже эта иллюзия – иллюзорна…В прологе темная и пустая сцена сменяется фасадом театра со столиками уличного кафе. Затем перед зрителем возникает некое абстрактное пространство доктора Спаланцани, и следом на заднике появляются виды Венеции. После этого зритель оказывается в мрачном жилище отца Антонии, Креспеля.

В эпилоге мы снова оказываемся в обстановке пролога. Эта работа Александра Тителя лаконична, как сонет, практически лишена разговорных диалогов, но при этом пролог и эпилог кажутся ощутимо урезанными, а Муза, персонаж, олицетворяющий собой всех возлюбленных автора и имеющий свою вокальную партию, практически исключен из сюжета. Правда, в эпилоге финальное соло Музы исполняет Никлаус.

 Сценическая структура этого спектакля необычайно изящна и элегантна. Мизансцены утонченны и наполнены глубоким психологизмом. Спектакль смотрится очень органично, на одном дыхании, а общий сюжет предстает перед зрителем поучительным и уравновешенным. Словом, спектакль смотрится чудесно. Слушается же он несколько хуже.

 С оркестровой, симфонической, хоровой частями – все прекрасно. Работа дирижера Е. Бражника не рождает у слушателя никаких эпитетов, кроме восхищенных. Удивительно удачна во многом работа примадонны Хиблы Герзмавы.  В партии Гофмана тенор Нажмиддин Мавлянов и бас Дмитрий Степанович не оправдали восторженных ожиданий зрителей. А вот работа меццо-сопрано Елены Максимовой оказалась очень удачной, сделав зрителю настоящий подарок. Cам же спектакль усилиями своих создателей стал настоящим театральным праздником.

 
   
 
 
   
 
 
Спонсоры театра: