Рецензия на постановку «Ромео и Джульетта». Печальная повесть о гастарбайтерах.

Поставить Ромео и Джульетту по новому - выполнимая ли это задача? Что можно внести свежего в пьесу, пережившую сотни театральных постановок? Это возможно - показал нам Владимир Панков, поставивший известное произведение Шекспира в изобретенном им самим жанре "саундрамы". У него совершенно особый взгляд на "самую печальную повесть на свете".

Владимир Панков - актер, музыкант и режиссер объединил драматический и музыкальный театр, причем музыка представлена очень разнообразно: балетная и оперная классика, джаз и этника, мюзикл и рок. По утверждению режиссера, все это сделано, чтобы зафиксировать узловые моменты действия и подчеркнуть характеры персонажей.

Звук настолько выходит на первый план, что теряются драматическая основа произведения. Настроение передают звуки музыкальных инструментов и голоса актеров. Именно звуки заставляют проникнуться сочувствием к героям пьесы. В постановке, Владимира Панкова чрезвычайно актуализируется сюжет - это проекция борьбы кланов Монтекки и Капулетти на межнациональные конфликты Запада и Востока.

Восток при этом представляется совсем не "волшебно" и "поэтично", а как презираемый мир "гастарбайтеров". Юная Джульетта (Сэсэг Хапсасова) и Ромео (Павел Акимкин) - не возвышенные романтические герои, а выходцы из городских кварталов. Но они так чисты и молоды, что стоят вне национальных преград. Режиссер считает, что обострение контекста вражды наций способствует более крупному восприятию истории любви.

Панков придумал для своей постановки еще и интересные драматургические ходы. К примеру, финал трагедии представлен как видеоролик: представители кланов Монтекки и Капулетти сидят перед телевизором, когда на экране появляется персонаж, в пьесе Шекспира указанный как князь Вероны (Евгений Миронов). Этот представитель власти с экрана останавливает побоище, а после этого - обращается…с новогодним поздравлением!

Как никак уместна в этом спектакле уникальная сцена центра Мейерхольда - это ринг, окруженный зрительскими местами. Создается впечатление полиэкранности, особенно когда играются одновременно несколько сцен. Да! Панкову, безусловно, удалось невозможное - старая пьеса зазвучала по новому. Несмотря на продолжительность спектакля - три с половиной часа - он сморится на одном дыхании. Ведь этот спектакль не далекой абстрактной вражде средневековых кланов, он - о нас с вами, о нашем настоящем.

 
   
 
 
   
 
 
Спонсоры театра: настоящее общежитие для рабочих в москве